Самое массовое самоубийство,
или Как рушатся храмы…

19.05.2003, GEEz | об авторе@ | рейтинг: 7

Очень краткая справка

Название секты: Храм Человеческий Церкви Христовой
Отец-основатель: Джеймс (Джим) Уоррен Джоунз. Родился 13 мая 1931 в г. Крит, Индиана. Закончил университет штата Индиана и Батлерский университет. Погиб 18 ноября 1978 вместе с более чем 900 своими последователями в Джоунзтауне, Гайана
Год основания: 4 апреля 1955 (создана организация «Крылья Спасения» — предтеча Храма Человеческого)

Возникновение и легализация Храма

Джеймс (Джим) Уоррен Джоунз родился в пик Великой Депрессии. Семья его ничем особым не отличалась, хотя отец, по слухам, состоял в местном филиале Ку-Клукс-Клана. Линетта Джоунз, мать Джима, преуспела в духовном воспитании сына. Она была невысокого мнения как об организованных формах религиозной практики, так и о концепции «господа на небесах», но твердо верила в существовании духов, и веру эту унаследовал Джим. Общение юного Джоунза с соседкой-пятидесятницей надолго определило его понимание религии как глубокого эмоционального переживания. Впоследствии, начитавшись трудов социалистов и коммунистов, а также радикалов вроде Хью Ньютона (вождь «Черных Пантер»), Джоунз смешал принципы социального идеализма, некоторые положения пятидесятников, мамины и собственные измышления в своего рода теологический винегрет.

В сентябре 1954 пятидесятники из Индианаполиса пригласили Джоунза в одну из своих общин, дабы он там проповедовал. Приглашенный первым делом пожелал видеть в рядах паствы не только белых, но и черных американцев. Не встретив понимания со стороны церковного совета, Джоунз покинул Индианаполис в компании нескольких пятидесятников, ощутивших симпатию к его идеям. 4 апреля 1955 они основали «Крылья Спасения» — что-то вроде новой церкви, позже переименованной в Храм Человеческий.

К чести Джоунза стоит отметить, что на тот момент его приход был в штате одним из немногих, где цвет кожи не играл никакой роли. Он начал активную кампанию за расовую интеграцию верующих. Джоунз проповедовал так называемое «социальное евангелие» свободы, равенства и любви, призывая помогать всем, кто оказался на «дне» общества. (Позже его доктрина сделалась откровенно социалистической, высмеивающей лицемерие «белого» христианства и проповедующей «апостольский социализм»).

В 1960 Храм Человеческий официально присоединился к одной из основных протестантских деноминаций — Церкви апостольских христиан (ЦАХ). Несмотря на отсутствие у Джоунза формальной теологической спецподготовки, его таки посвятили в сан. ЦАХ, в отличие от пятидесятников, была известна своим либеральным духом. В результате такого «финта ушами» Джоунз получил то, что хотел: новая церковь «вошла в лоно» ЦАХ, но его паства сохранила при этом полную автономию. После этого детище Джоунза стало именоваться Храмом Человеческим Церкви Христовой.

На западном побережье

Каждый пятый прихожанин Джоунза был в то время афро-американцем, что привлекало к Храму внимание жителей Индианаполиса, не всегда благожелательное. В 1965 Джоунз направил стопы (и Храм, соответственно) в город Юкиа, Калифорния. Причиной переезда стали многочисленные угрозы в адрес его самого и новой церкви, а также конфликты с общественностью, не шибко жаловавшей «радикальную теологию» Джоунза. Посчитав, что в Калифорнии найдется местечко, где идея расового равенства не вызовет активного противодействия, он отправился в путь. На этот раз его сопровождали семьдесят семей, одну половину которых составляли афро-американцы, а другую — кавказцы. В дополнение ко всему, Джоунз объявил местность в районе Юкиа единственной «безопасной зоной» в грядущей термоядерной войне.

Вероучение Храма возникло в результате смешения различных элементов пятидесятничества с положениями социализма и коммунизма. Кроме этого, Джоунз практиковал «духовидение» и чтение мыслей. Важной частью теологии Храма было также «лечение верой». И, хотя сам Джоунз как-то признался, что таким образом сознательно обманывал прихожан, дабы укрепить их веру, многие из них были убеждены, что он исцелял недуги одним лишь прикосновением руки. Также он приписывал себе способность видеть будущее. В конце концов, ДжДж объявил себя Иисусом Христом во втором пришествии. Что не помешало ему отвергнуть Библию, которую он объявил лживой и противоречивой.

После переезда в Калифорнию теология Джоунза заметно «полевела». Имущество и доходы последователей Храма «национализировались» и делились между всеми поровну. В основном Храм жил за счет доходов от построенных им богаделен, в которых работали его прихожане, и собирал пожертвования путем массовых почтовых рассылок.

Многие ритуалы Храма казались сторонним наблюдателям, мягко говоря, странными. Взять хотя бы Катарсис (практиковался преимущественно во время «калифорнийской фазы»). В основе этого ритуала — публичное наказание за грехи. К примеру, если ребенок совершал какой-нибудь проступок, его вину либо невиновность определяли, голосуя всем приходом. Чаще всего провинившегося ребенка жестоко и публично шлепали, причем наказанием руководил лично Джоунз. Взрослых «грешников» ждала другая участь: они должны были драться на ринге с превосходящими их по силе последователями Храма. Возражения не принимались.

Где-то до середины 70-х количество прихожан Храма стабильно росло. В 1972 Джоунз даже основал второй приход — в Сан-Франциско. Однако местный филиал Храма активно включился в политическую борьбу между городскими консерваторами и либералами, развернувшуюся во время выборов мэра, и его имидж серьезно пострадал в глазах общественности.

Белые ночи, свободная любовь и паранойя

В 1974 Храм арендовал у правительства Гайаны 4,000 акров (16,2 кв. км) джунглей для «окультуривания». Джоунз выбрал эту страну потому, что она была одной из немногих, где Штаты поддерживали местный социалистический режим. Так была основана Сельскохозяйственная миссия Храма (СХМ), в которой поначалу насчитывалось около пятидесяти человек.

В 1977 Храмом заинтересовался Департамент налогов и сборов. В качестве официального повода фигурировало уклонение от уплаты налогов. (Богадельни, основанные за годы существования Храма, приносили неплохой доход). Джоунз решил действовать по уже опробованной схеме и рванул от налоговиков в Гайану. Своим прихожанам он объяснил, что там они укроются от несправедливых гонений и смогут посвятить свое время достижению благих целей. Он активно подталкивал свою паству к очередному переезду, но при этом никого не тянул силком.

Поселение СХМ — кстати, скромно названное Джоунзтауном — находилось в центре южноамериканских джунглей. Работы хватало всем — одни корчевали джунгли и возделывали поля, другие возводили жилища и прочую инфраструктуру. Одиннадцать часов в сутки, шесть дней в неделю. Восемь часов — по воскресеньям. Ночами вместо отдыха прихожане собирались на проповеди, исполняли иные религиозные обряды. Жили в общежитиях, причем супруги спали раздельно. Диета не отличалась разнообразием — преимущественно бобы и рис. Мясо и овощи подавали тогда, когда Джоунзтаун посещали гости с «Большой Земли». Однако Джоунз и те, кто жил вместе с ним, имели доступ к битком набитому холодильнику. ДжДж утверждал, что у него проблемы с сахаром в крови, и потому ему нужен фридж.

В своих попытках создать бесклассовое общество через совместное (коммунальное) проживание Джоунз всячески поощрял внебрачные связи. Поговаривали, что он не брезгует партнерами одного с ним пола, но сам ДжДж довольно часто объявлял себя «единственным истинным гетеросексуалом».

В поселении СХМ преподобный Джоунз начал злоупотреблять медикаментами, что привело к прогрессирующей паранойе. Порой он впадал в беспричинную ярость, а через несколько секунд успокаивался. Иногда у него возникали проблемы с речью, и он терял способность связывать слова в предложения. Случалось, однако, что он часами вещал через установленные в поселке репродукторы, не давая измученным жителям сомкнуть глаз.

Джоунз сообщал своим последователям новости с «Большой Земли», целенаправленно отбирая в качестве источников как можно более «левые» газеты. В его речах США представали в образе страны, терзаемой расовыми и экономическими проблемами, из которой последователи Храма бежали в Джоунзтаун, чтобы обрести спасение. Поселение охранялось вооруженными добровольцами, которые должны были защищать его от вторжения извне; на практике они следили за тем, чтобы никто из жителей Джоунзтауна не сбежал. Истинные функции охраны стали понятны очень быстро, но никто, тем не менее, не возражал против крепких парней с дробовиками.

Среди ритуалов Храма, практиковавшихся в Джоунзтауне, больше всего заслуживает внимания так называемый Революционный Суицид (Revolutionary Suicide). Джоунз имел обыкновение проверять преданность своих последователей, предлагая им выпить жидкость, якобы содержавшую смертельный яд, и умереть за «Дело». (Здесь стоит упомянуть один из догматов религиозной доктрины Джоунза под названием Перемещение. Согласно ему, ДжДж и его последователи должны были умереть вместе и перенестись на другую планету, чтобы вести там жизнь, исполненную блаженства).

Джоунз часто использовал Революционный Суицид в сочетании с так называемыми «Белыми Ночами». Представьте себе следующее: после одиннадцати часов трудов праведных вы замертво падаете в койку, но едва успеваете забыться сном, как тишину ночи разрывает вой сирен, а из громкоговорителей несутся вопли «Мы атакованы! На нас напали! Готовтесь к смерти!.. За правое дело!». Шок и дезориентация — вот два слова, описывающие ваше состояние. Голос из репродуктора призывает к великой жертве: лучше погибнуть, чем оказаться во власти сил зла, жаждущих уничтожить последний оплот «истинной веры». Вы помните только одно — выпив яд, последователь Храма не умрет, а перенесется в лучший мир… Пять-шесть «Белых ночей» — и вы посмотрите на смерть совсем по-другому.

Последние дни Храма

Как это бывает с любыми религиозными общинами, люди не только приходили в Храм, но и покидали его. Интересно, что уходили главным образом те, кто принадлежал к верхнему эшелону в иерархии Храма. Одним из отступников был Тим Стоуэн, юрист Храма и правая рука Джоунза. Он примкнул к «Озабоченным Родственникам» — группе товарищей, решивших подорвать авторитет Храма в глазах общественности и, в  конечном счете, уничтожить его. «Озабоченные» утверждали, что атмосфера в Джоунзтауне больше всего напоминает концентрационный лагерь, а сам Джоунз удерживает прихожан против их воли, промывая тем мозги. «Озабоченные» добрались до Вашингтона и после долгих переговоров с представителями власти нашли понимание у калифорнийского конгрессмена Лео Райана.

Он вылетел в Джоунзтаун 14 ноября 1978 года в компании Стоуэна, еще нескольких «Озабоченных» и  небольшой группы журналистов. После долгих дискуссий внутреннего характера руководство Храма решило допустить конгрессмена и его спутников на территорию поселения. Им было позволено беседовать с прихожанами. В подтверждение того факта, что его паства находится здесь по собственной воле, Джоунз объявил, что любой желающий может покинуть поселение с группой Лео Райана.

Уже к концу первого дня таковых набралось шестнадцать человек.

На следующий день, когда Райан продолжил свои беседы с прихожанами Храма, один из них попытался перерезать ему горло. Его звали Дон Слай, и когда-то он был женат на женщине, позже вступившей в ряды «Озабоченных». Впечатлившись гостеприимством, конгрессмен сократил свой визит в Джоунзтаун и пожелал улететь немедленно. Он и его группа добрались до взлетной полосы в джунглях на машине для перевозки отходов. Там их ожидали два самолета, готовые к взлету. Но в момент посадки появились охранники Храма и открыли огонь по конгрессмену и его спутникам. Райан, три журналиста и один из прихожан, собиравшихся покинуть Джоунзтаун, были убиты; одиннадцать человек получили ранения.

А в это время все жители поселка собрались в одном здании, ожидая, что Джоунз сообщит об успешном окончании визита конгрессмена. Вместо этого их лидер объявил, что «настали последние времена» и  единственный выход для «людей Джоунзтауна» — самоубийство. Внесли большой бак с ароматизированным напитком из фруктовых концентратов, в него был подмешан смертельный цианид. Кроме этого, собравшимся раздали кучу седативов и транквилизаторов. Первыми должны были выпить отраву дети и младенцы. Многие матери собственноручно вливали яд в детские рты.

Джоунз не пил из чана. Он выстрелил себе в правый висок.

Общий счет: 914 трупов, из них 276 — дети.

Массовое самоубийство в Гайане стало последним событием в истории Храма Человеческого. Бывшая штаб-квартира этой организации в Сан-Франциско была уничтожена землетрясением в 1989 г.

Обсуждение в форуме: читать комментарии | добавить свой отзыв

об авторе:

GEEzGEEz. Брест, Беларусь. День рождения: 12.06.1975

Сергей Эм, он же GEEz — талантливый и небезызвестный профессиональный белорусский журналист.

всегда под рукой

главная страница
карта сайта
поиск
авторы

смотрите также

26 сентября - RAMBLER FUTURE MUSIC FEST
Впервые в истории России! 26 сентября, в день Российского Интернета, в Санкт-Петербурге состоится фестиваль передовой электронной музыки, который смогут увидеть сотни тысяч…

счётчики

разное

XML | LJ.XML |  ? 
© 2001–2006 эксперимент.ру | контактная информация | идея и воплощение: Глеб Калинин