Достоевский и я

19.09.2002, Михаил Штаркер | об авторежж@ | рейтинг: 5

Меня раньше всегда это удивляло. И раздражало очень сильно. Знаете, есть такие люди, какие-нибудь немцы или чухонцы, которые говорят: «Саттакюрпасинапури! У вас же есть Достоевский! Эта загадочная русская душа!». «Какого чёрта», хотелось сказать в ответ. «Какого чёрта вы лезете к нам с этим чёртовым Достоевским и его чертовой русской душой! У вас же своего добра навалом: и Борхеса, и Маркеса, и Кортасара, и Селина, и Жене, и Камю, и Сартра, и Пинчона, и Гинзбурга, и Берроуза и разной другой очень-очень-очень впечатляющей литературы. А потом, Достоевский был правый реакционер, игрок, шизофреник, каторжник и вообще он всяких немцев, чухонцев и евреев на дух не переносил. Будь он жив, вы б его сразу же отправили в Швейцарию лечиться, в закрытый пансионат для опасных психов».

В конце концов какой-то француз стал меня упрекать в том, что русские не знают своей культуры и у «вас, мол, узок кругозор». О-о. Это было страшное обвинение. Ради расширения кругозора я даже посмотрел фильм «Председатель». И слушал сутками самую гнусную электронную музыку. А кстати, вы смотрели фильм «Строгий юноша»?

Хорошим это не кончилось. Я взялся за «Записки из подполья». В процессе чтения у меня начались судороги по всему телу. Это было гнусно, это было мерзко и грязно. Это было едва ли не лучшее, что я читал. Сартр отправился в тартарары. Селин слегка поблек. Жене остался не у дел. Какой-то русский засранец, которым нас пытали в школе, сделал всех моих французских кумиров.

Далее последовало «Село Степанчиково…». Пока я его читал, меня чуть не уволили с работы. Короче говоря, я увлёкся. «Все мы вышли из „Шинели“ Гоголя». Достоевский Гоголя переплюнул, в этом он вообще был мастер. Но Бог ты мой, неужели ж Достоевский и вправду самый смешной русский писатель! Дайте мне того, кто составляет школьные программы! Я его буду трясти, покуда из него не посыплются Солженицын, Достоевский, Тургенев, Лермонтов! Оставим школьникам немного Пушкина (из того, что попроще), а в остальное время пусть читают «Мастера и Маргариту», Коэльо, Жюль Верна, Мураками, Стивенсона и прочую словесную чехарду, достойную этого прекрасного возраста. Что за глупость — читать в четырнадцать лет то, что бывает непонятно и в двадцать четыре.

Вот именно из-за огрех чиновников Министерства Образования я и попал в эту глупую ситуацию. Я очень долго считал, что я прочёл всё. И был крутым молодым интеллектуалом. А после Достоевского я стал ходить, как зомби, и говорить: «Кто же я, кто я?» Напрашивался очевидный и неприятный ответ. В фото-сервисе рядом с «Василеостровской» я сделал себе две майки с надписью «MANKURT!». Стыдиться чего-либо было уже поздно.

Я принялся за «Бесов». Очень своевременная книга. Непонятные личности с истфака в военной форме, вечно околачивающиеся в кафе, стали приобретать в моей голове совсем другое значение. Лимонова после «Бесов» уже не жалко.

А вообще, было обидно и грустно. Какие-то тупорылые «гринго» уже давно доперли, кто есть великий европейский писатель, а мы всё пытаемся осилить Филиппа Дика.

К 911 я успел созреть до «Братьев Карамазовых». Это было, как первая любовь. Я даже рассказывать не буду. Это личное. Я плакал, я смеялся. Это было чудо.

В общем, у нас оказалась Великая литература. И это-то было главное откровение. То, о чём так долго говорили преподаватели литературы, свершилось. Мы круче всех. Уже лет сто пятьдесят, причём.

Весьма рекомендую прочитать хотя бы:

Обсуждение в форуме: читать комментарии | добавить свой отзыв

об авторе:

Михаил ШтаркерМихаил Штаркер. Санкт-Петербург

всегда под рукой

главная страница
карта сайта
поиск
авторы

смотрите также

Прощай, девяностые

счётчики

разное

XML | LJ.XML |  ? 
© 2001–2006 эксперимент.ру | контактная информация | идея и воплощение: Глеб Калинин