ЗЛОУПОТРЕБЛЯЮЩИЕ ГЛАГОЛОМ 2.0 (часть 1-я)

13.06.2003, андрей марков-джентльбой | об авторе@ | рейтинг: 5
Журнал Ухо/Уфа представляет большой материал, полностью посвящённый всевозможным уфимским поэзиям.

Александр Верещагин, возглавляющий кафедру истории и культурологии Уфимского нефтяного университета и планирующий в скором времени выпустить полностью построенную на архивных данных книгу об уфимских проститутках XIX века и не только, как-то высказал следующее:

 — Понимаете, современный человек разучился воспринимать поэзию.

Мы согласились, поскольку давно были в курсе того, что чтение стихов (которыми, если быть терминологически точным, поэзия не ограничивается) — вполне определённый навык, требующий тренировок.

Эту же проблему поднимает галльский сквернавец Мишель Уэльбек в своей последней изданной в России книжке «мир как супермаркет» («le monde comme supermarche» — flammarion editions, 1998/ ad marginem, 2003), цитируя в журнале «Энрокюптибль» №13 учёного, похоронившего в 1927 году все предшествующие гносеологические концепции позитивистов, марксистов, фрейдистов и прочей швали, виновника главной концептуальной катастрофы XX века датчанина Нильса Бора:

«Поэзия — вот доказательство того, что искусное (курсив наш. — а.м.), а порой и допускающее противоречия использование обычного языка позволяет преодолеть его границы».

Уэльбек отмечает всё более возрастающую роль поэзии (особенно — поэзии остановленного движения) на данном этапе протекания культурных макропроцессов, в частности приводя тот странный факт, что физики, которым доводится беседовать с журналистами, «поговорив о спектрах рассеяния, пространствах Гильберта и операторах Эрмита, всякий раз принимаются восхвалять язык поэзии».

«И это правильно!» — сказал бы Хафизов Дамир Бахтиевич, отвязный председатель уфимской Национал-патриотической Партии Даунов. И непременно бы хохотнул, как умеет только он. Другой местный поэт Рустик Даун в своём интервью подтвердил, что в бытность свою студентом Авиационного университета «мечтал превратить учебник физики в сборник стихотворений».

Хотелось бы подвести и первоначальный итог: после работ 70-х в области синергетики, одним из авторов которых был и нобелевский лауреат в области химии — бельгиец Илья Пригожин, околонаучная общественность заговорила ещё об одной катастрофе, чуть ли не «смерти науки». И хотя подобные заявления излишне ретивы, тем не менее, в результате стало очевидным то, что поэтическое мировосприятие — вовсе не помеха аналитическому мышлению.

Именно в этой связи нами был подготовлен обширный материал в 2 частях, цель которого — ознакомление почтенной публики с 32 виднейшими стихоплётами в истории Неоскандинавского Эмирата Уфа, что и будет проделано дважды по 16.

Первоначальный вариант обозрения касался всего лишь 19 персоналий и был реализован на страницах университетской газеты «За нефтяные кадры» от 19 и 30 декабря 2002 г. (в 4-м и 5-м выпусках ушной лицензионной рубрики Ухтилизация). Однако настоящий дайджест был существенно расширен, исправлен и адаптирован к искомой читательской аудитории, а некоторые стихотворения были заменены на более показательные.

При всей их полифоничности во всех этих поэтических изделиях сквозит нечто общее. Конечно, было бы слишком неправильным говорить об некой уфимской школе, однако мы не боимся показаться слегка неправильными — именно таковы поэзии нашего эмирата, и мы почли своим непреложным долгом хоть как-то осветить этот пласт уфимской городской культуры 60-х-нулевых. Хотя и без претензии на исчерпывающую полноту.

В первой части «Злоупотребляющих глаголом» представлена группа людей, группировавшихся в 1990-х годах вокруг столь же скандальных, сколь и самобытных панков из «Аннигиляторной пушки автоматического наведения», созданной ими же Партии Даунов, а ближе к окончанию декады — вокруг фэшн-группы «Идол» и арт-кафе «Линч». Лет 10-15 назад нижеследующие персонажи были настоящими маргиналами. Теперь же многие из них остепенились, классическим образом вернувшись к неким базовым ценностям. Некоторые — нет. Далее поимённо.

г.р.у.г.р.у. (Раис Габитов) — «бешеный башкирин» Израэль Айзекович, гауляйтер Берлина азиатской наружности, 33-летний выходец из Белорецка. В конце 80-х — студент физфака БГУ, поэт-сюрреалист Валентин Кубов, фарцовщик и культуртрегер, также известный как Рок. С 1996 года модельер кожаной одежды, главарь группировки концептуалистов и перформеров «Идол», зампред по идеологии НППД, в 1999-м — зиц-редактор партийной газеты «Имонно». Стихотворение «Америка-59» из цикла «Ортопедический сюрреализм Валентина Кубова» вошло в коллективный сборник 3192 (1992) года «По ту сторону глаз».

АМЕРИКА-59

Это голливудская иллюстрация
солдаты навстречу клавишам, где
уместится только семнадцать на случай
гражданской войны
Черно-белый закат пятидесятых годов
кроны невадских сосен запутались
в будильнике цвета спелой ржи
За каждым мусоропроводом Мэрилин
По щиколотку в лазури
Сказка на все времена
чувствуешь ее дыхание до самой последней секунды буги
Ровно в полночь немые рекламы
последнее прости нашей осенней любви
останется в пыли мокрой вуали радиоприемников
только стёкла гладят по коже витрин
Атомный смерч не такая большая беда
если закрыть форточку.

Аркадий Бриз в вышеупомянутом сборнике, изданном в количестве 106 экземпляров на средства небезызвестного сноубордиста Хаки, поучаствовал циклом «Неофициальные розы Аркадия Бриза», а также случайным образом стал автором эпиграфа к одной из глав дебютного джентльбойского романа «Не знаю про что и как».

* * *
Как будто все ясно — смешно и глупо
надеяться, лгать — так нет же!
— сержусь, возвращаюсь, кусаю губы
и брежу, как сумасшедший,

и снова, отравленный карим ядом,
твержу, как светло и тяжко,
когда ты меня одеваешь взглядом
в смирительную рубашку.

Сын полиглота вместимостью в 23 языка, первого уфимского джазмена конца 50-х, Найк Нафикофф (Николай Новиков) настолько пострадал в начале 90-х от несчастной любви, что написал и отдал в общую книгу свой 3-страничный роман под самокритичным названием «Влюблённый мерин», в котором эксплуатируются жанры эпистолярной прозы и поэзии модернизма. В приведённых отрывках также считываются метафизические пейзажи города Уфы.

ВЛЮБЛЁННЫЙ МЕРИН
(фрагменты романа)

Пытки внутренним огнем,
пытки ночью, пытки днем,
пытки улицами,
пытки лицами,
пытки домами,
пытки карманами,
пытки автобусом,
пытки, пытки
неисполненными желаниями,
потухшими мечтами,
весенним солнцем,
физической красотой
своей и твоей.

* * *
Ни к чему не обращаюсь,
а наутро всё как прежде —
соберутся у лица
молчаливые надежды
на пустынных улицах.

18.04.90

Георгий Клёнов — «поэт, который складывал в стихи слова, найденные на перекрёстках и площадях абстрактного города, горящего постиндустриальной брошью на лацкане Вселенной» (из предисловия к сборнику, сделанного А.Бризом). В жизни — Юрий Михайлов, студент БГУ и выпускник художественной школы. Боксёр-философ, в обеих сферах подававший большие надежды и в обеих же не состоявшийся. В настоящем — школьный репетитор, оформитель рекламной продукции.

ФОНАРЯМ

У впалых глаз дорожных фонарей
Так грустен взор, тускнеющий от пыли;
Не нам поведать фонарям о были,
Ведь им подвластна тьма поруганных ночей,
Когда в домах последние огни
Простятся с буднями плюющих тротуаров,
И свора неприснившихся кошмаров
Притихнет выжидающе в тени;
Столбам ночным я отпеваю оду,
Лишь им понять больных забот печаль,
Шершавую их глажу сталь
И вытираю рукавами воду.
Прохожий! Цени их бескорыстный свет:
Они дорогу тебе покажут
И нагудят ответ.

12.10.91

Дамир Ялилов Также рекламой зарабатывает себе на жизнь и бывший Дэвид Водкин-Кристаллинский. Правда, уровнем выше: Дамир Ялилов — никто иной, как директор рекламно-информационного центра ГТРК «Башкортостан». Десять же лет назад он был завзятым черниковским панком, а поэма «Осло» готовилась ко второму (так и не вышедшему) коллективному сборнику группировки «Ультиматум: от ультрамарина до томатного».

ОСЛО

Поэма

Я Осло покорил сверканием зубов,
Я прокормил ослов мерцанием ветрил.

Верификатор-Р16 — второе после Аркадия Бриза кодовое обозначение, избранное для себя Рустемом Вахитовым. Экс-верификатор — кандидат философских наук, человек крайне правых политических убеждений. Преподаёт философию в БГУ и симпатизирует идеям русского национализма. Предлагаемое читателю стихотворение, посвященное Чарльзу Уайтмену, первому из череды вашингтонских снайперов, также предназначалось для книжицы «Ультиматум».

Памяти Ч. Уайтмена

Призрачным утром 1966
он лежал, раскинув ноги,
на крыше 27-этажного небоскреба
(г. Остин, штат Техас)
близорукий толстяк, великий подонок,
взглянув на мир сквозь прицел М-16,
он обнаружил порядок в беспорядке
и безучастно передёрнул затвор
это напоминало детскую игру
смерть настигала прячущихся людей,
касалось спины свинцовой ладонью,
беспечно крича: води!
прозрачным утром 1992
на безутешном пиру Мнемозины
мои волосы почтили память
Чарлза Джозефа Уайтмена вставанием.

В книжку «Ультиматум» готовились и тексты тогдашнего учителя французского языка по имени Мартин (Марат) Сабиров, который на данный момент проживает в городе Тоцке (Оренбургская обл.) и за пресловутые нефтедоллары работает на Севере переводчиком.

* * *
Снайпер.
Затаиться, выждать.
Ровно дышать.
Слиться с тишиной.
И разбить её
Движением пальца.

Антонина Смех (Гуля Ямалиева) — поэтесса, победившая в уфимском конкурсе исполнителей «Рок-акустика'93». Бывшая подружка Валентина Кубова, преподаёт в БГУ. Приводится фрагмент микроцикла, опубликованного в 1995 году уфимской «Молодёжной газетой» в поэтическом приложении «Остров».

ШЕСТЬ ЭКОСЕЗОВ. ВЕРБЛЮДЫ

2.
Верблюды
В пустоте
Уставшие
Выть на луну
Вытягивают
Морды — и
Мигают
Воспалёнными глазами

Ринат Султанов — университетский друг Валентина Кубова, один из основателей Идол-Group, придумавший и успешно реализовавший на I-м Башкирском фестивале моды 1996 года концепцию мобильного patchwork. Поэт и драматург; приведённое стихотворение также было опубликовано «Молодёжной газетой» в 1995 году. В году 2000-м погиб при участии во 2-й Чеченской кампании.

* * *
старенький карлик
с избитой душой,
с лицом в морщинах
и кожей серого цвета,
пьяный карлик
с руками младенца,
воздетыми к небу,
ждет вечного лета.
это будет когда-то и где-то…
старенький карлик
с последней надеждой
в огромных зеленых кошачьих глазах
ждет Конец Света.

Савелий Фёдоров — он же Саава Савичевич, гауляйтер Хорватии, лидер несуществующей националистической группировки «Аусвайс», пятый поэт, напечатанный в сборнике «По ту сторону глаз», макджоббер без трёх передних зубов. Его стихотворение о пенном напитке и может некоторым напомнить времена, когда он самый брался с боем, а потому и был, по всей видимости, слаще теперешнего.

* * *
Какое счастье — пиво с бодуна
Зубами рвя полиэтилен пакета
Хлебать сопя, под крики — пей до дна!
И видеть желтое переломленье света.

НапалмНапалм (Евгений Напалков), он же сэр Сплтон, он же Генрих Земберлинч, гауляйтер Латвии, гитарист и композитор «Аннигиляторной пушки». Жизненное кредо — «музыка и научная работа, бессмысленная улыбка».

ГЕНИЙ

Я гений с рожденья.
У меня ко всему дарованье,
И, как следствие этого,
ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ!

DimaCap (Дмитрий Лозанский) — приятель Абсиры (Алексея Шваба), являющегося держателем электронной газеты «Имонно», органа партийной пропаганды НППД. Живёт в Уфе и своими ученическими «Берёзами» обстёбывает Есенина.

БЕРЁЗЫ

Я белым красил берёзы,
Те, что у дома стояли.
Стали они красивей,
Гораздо красивей стали!

Дрожат на ветру листочки —
Ах, как бы не улетели.
И ни одной чёрной точки
На всем березовом теле

А люди проходят мимо
И шепчут: «О, что за чудо?
Откуда такие деревья
Взялись в Мелеузе, откуда?»

А я объясняю им гордо,
Что сам приложил здесь руку.
И смотрят они безмолвно,
И не проронят звука

Олег Матвеев — 30-летний завсегдатай хаус-вечеринок. Гламурен, космополитичен и для Уфы в поэтическом отношении характерен. Хотя и не без сумасшедшинки. Но потому и характерен.

* * *
Захотелось с тоски ли, по дурости,
от большого ума или тупости
насморка, сырости или
вида Александра Карелина
в общем, выкатить «Прагу» на Ленина,
без свечей, зато с вилами.
подтолкнуть, идти сзади, наверное,
насадив эти ллойды с регланами
рядом сесть и спросить у них:

«Милые!
Я замажу вам раны, я вымою,
только что-то вот в темени, в вымени
в имени
покосилось, свербит и болит».
промолчат, не поймут, убегут.
не заметят глаза мои добрые.
Я раздам этот торт в санатории
пусть болящие черпают соль.
ну а сам, побродив по красавцу-городу,
уже точно бы в баню пошел.

10.11.97

Андрей Яновский (Импровизатор) — участник танцкоманды Svoimi Nogami, рождённый черниковским стеклом и бетоном 70-х со всеми вытекающими. Делает номера для дискотеки Линч, в качестве старшего товарища снабжает слушателей MOM и Kid 606 дисками Фауста и Джона Зорна. Приводится юношеское стихотворение рубежа 80-90-х, для определённой части населения способное статься эрзац-заменителем рок-н-ролльной молодости.

* * *
Давай сыграем буги
Давай споём мы рок
Давай друзьями станем
Хотя бы на часок
Давай-ка без обиды
Хотя б на этот час
Давай средь нас не будет
Других на этот раз
Нас будет только двое
И будем мы одни
Давай зажгём сегодня
Мы в городе огни
Огни широких улиц
Огни пустых дорог
Давай друзьями станем
Хотя бы на часок
Сказать мне много надо
Но только я молчу
Пускай молчанье скажет
Что я тебя люблю.

Рустик Даун Рустик Даун (Рустам Нуриев) — музыкант, играющий на всём, что издаёт звуки вплоть до утиных манков. С начала 90-х делает бастард-поп на двухскоростном катушечном магнитофоне, входит в Идол-Group. Пишет самолюбивые, чем и подкупающие стишки, играет на контрабасе в Башкирском симфоническом оркестре, который в одном из видеоклипов БТВ полным составом едет по городу в трамвае. И не просто едет, но и занимается исполнением своих прямых обязанностей.

* * *
Завтрак это Счастье
Как и Дети — Цветы
И много мы предвзяли
В себя
И я отвозьму
Грузы и запреты
И я теперь Легкая Птица
Я вижу Уфу и Москву
Со стороны Космоса
Завтракать что-то хочется,,,

17 марта 99

Леонгард Дзер — почётный член Идол-Group, риэлтор и журналист. Был отмечен читателями Уха №5 за рассказ «Письмо неизвестного редактора»; с недавнего времени живёт в Москве, где продаёт свои тексты различным бульварным изданиям (100$/шт.) и работает ночным портье в 4-звёздной гостинице.

* * *
До потери рассудка
В бинта белый багет
День попрятал портреты и тропы.
И меня нестандартного нет,
И безудержно лгут гироскопы.
День попрятал портреты и тропы
В бинта белый багет.

И с утра
В поволоке волокон
Волоокая конница окон
Все влечет бесшабашным галопом
В дивный кокон беды

Беспардонно, проникновенно
В венском вальсе запутались вены
И развенчаны вечные стены
Что граничат меня от звезды

Где финал, что уже обозначен?
Не Харон ли во мгле озадачен?
Самый край. Я безмерно прозрачен,
И стеклянные сны хороши.

Тихо падают хлопья забвенья,
Чуть звеня, рассыпаются звенья,
И зима моего вдохновенья
Голосит во вселенской глуши.

Обсуждение в форуме: читать комментарии | добавить свой отзыв

об авторе:

андрей марков-джентльбойандрей марков-джентльбой. Нагорный Эмират Уфа

О себе
серийный нумер ОДВЗ-80-0001

всегда под рукой

главная страница
карта сайта
поиск
авторы

смотрите также

Ивлин Во. Возвращение в Брайдсхед

счётчики

разное

XML | LJ.XML |  ? 
© 2001–2006 эксперимент.ру | контактная информация | идея и воплощение: Глеб Калинин